Разделы
Актуально
В корне проблемы

Позади еще один год. Для лесного хозяйства страны он стал важным этапом к переходу

Искать, найти и ...

Идеи реформирования лесного хозяйства давно витали в умах лесоводов.

ООН рассчитывает на лесоводов

Публикации под рубрикой "Специально для "БЛГ", переданные из офиса ООН в Минске

Мужественный сын Кавказа

Листая альбомы Белорусского государственного архива кино-, фото-, фонодокументов, мы наткнулись на фотографию 30-летней давности.

Обновление

Для экономики Беларуси год был, наверно, самым трудным. Останавливались предприятия, замораживались стройки.

Приехали из Африки

Посетить эту примечательную во всех отношениях, "африканскую" ферму посоветовал директор Пружанского лесхоза Владимир Панасюк.

Мы - Логойщина!

Логойский район. Наша Швейцария, как патетично любят ее называть при всяком удобном случае.

Наши партнеры
 »  Услуги лесовоза на сайте https://gomel.stroyarenda.by. Доступные цены и индивидуальный подход.
Архив номеров

С позиции выгоды

Александр Преснаков Негоже лесоводам заниматься деревообработкой - аргументов в пользу такого утверждения немало. И устаревшее оборудование в цехах, и отсутствие глубокой переработки древесины. А неизбежное значительное повышение цены на нее, считают многие, заставит лесхозы самим отказаться от деревообработки вследствие нерентабельности. Возразить можно только в одном: даже из школьных элементарных знаний по экономике мы помним, что сырье менее выгодно продавать, чем продукцию из нее. Но теория теорией, а лучше посмотреть на практике, выгодна ли деревообработка лесоводам, послушать мнения специалистов о перспективах этого вида деятельности. И сделаем это мы на примере двух лесхозов Могилевского ПЛХО.

Выручают династии

В Могилевском лесхозе два мастерских лесозаготовительных участка - в Вильчицах и Вендороже. Сырьем их обеспечивают не только лесничества, на каждом участке - по лесозаготовительной бригаде. Работа в цехах тоже организована бригадами в две смены. В Вильчицах одну из них возглавляет сменный мастер Александр Преснаков. Близость областного центра, признается Александр Михайлович, влияет не лучшим образом на текучесть кадров. Хорошего станочника, рамщика, вальщика трудно найти и удержать. Даже зарплата специалистов в 350-400 тысяч рублей и подсобных рабочих не менее 200 тысяч не всех прельщает. Но есть уже хороший костяк, на котором держится коллектив. Среди маяков - Олег Кравцов.

- Он и рамщик, и пилоточ, и бригадир, и основная моя опора, - утверждает Преснаков. - Зарплата - 430-450 тысяч.

Хорошей перспективой коллектива Вильчицкого участка, где трудятся 69 человек, является и то, что здесь работают целыми семьями. Так, во второй смене бригадой руководит Евгений Преснаков - старший сын Александра Михайловича. Средний сын Виталий с должности бригадира ушел в армию и этой осенью вновь вернется сюда, а младший - Игорь после окончания училища работает трактористом. Пилоточ Николай Иванов тоже ждет сына Михаила со срочной службы, чтобы снова трудиться рядом. В бригаде Олега Кравцова старается не подвести отца сын Алексей.

- Приятно, что есть такая преемственность, - не без гордости отмечает Преснаков-старший.

Главный источник развития

Сергей Шах, главный инженер Могилевского лесхоза, подчеркнул, что хорошую древесину лесхоз старается продавать через "Беллесэкспорт". Более 80 процентов всей лесопродукции идет за рубеж. За первое полугодие экспорт составил более 750 тысяч долларов США. Можно надеяться, что за год этот показатель удвоится. Круглая древесина в основном поступает на целлюлозно-бумажные предприятия Калининграда и Санкт-Петербурга. А пиленная продукция - в Германию, Бельгию (палетка), Англию (черепичный брусок). "Правда, со сбытом черепичного бруска, - признался Сергей Сергеевич, - уже начинают возникать трудности. Российский черепичный брусок прямо на пароме стоит 80 евро. Мы же пытаемся без учета транспортных расходов продать его за 97".

- Сергей Сергеевич, в чем наиболее ярко проявляется выгода деревообработки в лесхозе?

- В рентабельности пиленной продукции, которая достигает 50 процентов. В результате общая рентабельность по лесхозу с начала года превысила 30 процентов. Да, я знаю, например, что Крупский лесхоз выживает без переработки. Но там, считаю, нормальный лесосечный фонд. То есть готовят хорошую древесину, которую на станции в Минске можно продать по 70 тысяч рублей за 1 м3. А у нас большое количество усыхающих ельников. Убери цеха - не будет ни топлива, ни средств, чтобы купить резину, запчасти. А так мы худо-бедно, но перевооружаемся. В этом году купили три трактора, две машины "Tiger", два манипулятора, пригнали из воинских частей четыре "Урала".

- И это все за счет переработки?

- Да. Только за первые пять месяцев года чистая прибыль по лесхозу составила 350 миллионов рублей. На перевозке круглого леса за границу - большие транспортные расходы. Лучше продавать здесь пиломатериалы, ведь вывозит их сам покупатель. А за вагоны платим мы. Помимо провозных платежей еще и за пользование вагонами, и за содержание людей на станции. Для сравнения: рентабельность за балансы, которые мы отправляем в Калининград, составляет всего лишь 18 процентов. Без переработки, считаю, кое-как выжили бы, но приобрести что-то из машин, механизмов - вряд ли смогли.

И кольями "деньгу зашибают"

В соседнем с Могилевским Белыничском лесхозе деревообработка - тоже одна из главных статей дохода. Но есть и некоторые особенности. Для многих уже забытый виноградный кол здесь снова востребован. Его закупает Латвия, обрабатывает в порту и поставляет в Англию, где он находит применение в оросительных каналах. Но для нас важен факт сбыта продукции из древесины, которая поступает от прореживания, иначе она сгодилась бы только на дрова.

Как сказал начальник цеха переработки древесины Николай Лахтанов, сейчас за месяц изготавливают более ста кубометров виноградного кола. Кроме того, здесь ежемесячно дают 250-300 м3 пиломатериалов на экспорт - обрезную доску, европоддоны и др. Большие надежды возлагают на закупленную в Литве уже б/у линию, предназначенную для обработки тонкомерной древесины толщиной 14-19 см.

За и против

Вопрос о будущем деревообработки я задал и директору Белыничского лесхоза Григорию Кузнецову.

- Все знают, что, согласно Стратегическому плану развития лесного хозяйства, со временем необходимо отказаться от цехов. Но как лишаться того, что пока не только исправно функционирует, но и приносит прибыль?

- Как лесник в душе, я склоняюсь к тому, что мы должны заниматься исключительно лесом - начиная от посадки и заканчивая реализацией древесины на корню или в круглом виде на лесосеках. Такая перспектива нас больше бы устроила.

Например, возьмем вывозку. Машинный парк у нас стареет. Техника, которую уже выпускает и в перспективе намечает изготавливать МАЗ для этих целей, не совсем устраивает. Есть один лесовоз, купленный в кредит, работает с 1997 года, часто ломается.

А если думать о развитии лесопильного производства, то тоже надо искать возможность приобретать машины и оборудование. Конечно, без сушильного оборудования не обойтись, потому что через некоторое время, согласно плану проведения лесной сертификации, мы уже не сможем реализовать те же пиломатериалы или поддоны без сушки. А на такое перевооружение пока не хватает средств.

Думаю, сомнения pro и contra (за и против) деревообработки в лесхозах волнуют сегодня многих. Конечно, заманчиво и даже идеально было бы оставить кесарю кесарево, но пока трудно представить, чтобы средств от продажи древесины на корню на аукционах или даже в заготовленном виде хватило бы не только на зарплату и текущие расходы, но и нормальное развитие лесхозов.

На снимке: директор Белыничского лесхоза Григорий Кузнецов.

Автор: Михаил ВЕРГЕЙЧИК

Фото автора.

2013
Copyright © lesgazeta.info