Разделы
Актуально
В корне проблемы

Позади еще один год. Для лесного хозяйства страны он стал важным этапом к переходу

Искать, найти и ...

Идеи реформирования лесного хозяйства давно витали в умах лесоводов.

ООН рассчитывает на лесоводов

Публикации под рубрикой "Специально для "БЛГ", переданные из офиса ООН в Минске

Мужественный сын Кавказа

Листая альбомы Белорусского государственного архива кино-, фото-, фонодокументов, мы наткнулись на фотографию 30-летней давности.

Обновление

Для экономики Беларуси год был, наверно, самым трудным. Останавливались предприятия, замораживались стройки.

Приехали из Африки

Посетить эту примечательную во всех отношениях, "африканскую" ферму посоветовал директор Пружанского лесхоза Владимир Панасюк.

Мы - Логойщина!

Логойский район. Наша Швейцария, как патетично любят ее называть при всяком удобном случае.

Наши партнеры
Архив номеров

Повод осмыслить судьбу. Свою и отрасли

Владимир ЕЛИСЕЕНКО о своем награждении нагрудным знаком "Почетный лесовод" узнал только накануне. В поезде открыл "Белорусскую лесную газету", спокойно, не спеша, прочитал первую страницу, вторую, третью.... Благо, времени хватило. Взглянул на четвертую - и ахнул. "Обо мне написано!". Удивился и обрадовался одновременно. И прошлый номер "БЛГ" привез с собой в Минск. Из четырех награжденных, чьи имена названы в нем, 30 июля в Комитет лесного хозяйства приехало только двое: он и Богдан МАЛИБОРСКИЙ.

Перед торжеством мне удалось поговорить с ними. Ведь награждение - это хороший повод осмыслить судьбу. Свою и отрасли.

Владимир ЕЛИСЕЕНКО: "С ПОЧЕТНОГО ЛЕСОВОДА И СПРОС БОЛЬШЕ"

В лесу Владимир Алексеевич с самого детства, отец учил всему: с 59-го года уже лес сажал и делал отводы. А то, что в лесном хозяйстве только тридцать лет, - долго поступал, говорит. После школы не прошел в технологический институт, работал, отслужил в армии, затем отучился.

-Мы с Богданом Михайловичем и Петром Петровичем Зеленым - большие друзья. И приятно в этот день получать награду вместе с ними. Богдан Малиборский составлял мне два проекта строительства цехов, когда я работал директором Краснопольского и Костюковичского лесхозов. С 1970 по 2000 год он был одним из основных строителей цехов деревообработки. А что касается Петра Зеленого, то, работая директорами (он в Гомеле, я в Костюковичах), встречались, общались. На коллегиях бывали, обсуждали все вопросы.

-Как себя чувствуете в такую торжественную минуту?

-Получать знак "Почетный лесовод" для меня - двойная ответственность: и за исполнение своих обязанностей, и за принимаемые решения. Коль я уж почетный лесовод - так с меня и спрос больше. Посчастливилось знать людей, которые лес растили в 1930-1940-е годы. Знаком со всеми семью директорами, которые работали в Костюковичах. И начатое ими, и привитую мне любовь к лесу хочет передать своим последователям.

-А когда было трудно?

-Помню бурелом 1963 года, когда пострадало 800 гектаров леса. Страшное зрелище, видел, как дубы, стоящие стеной, удерживали напор ветра. Сзади ели поломает, а дойдет до дубов и - теряет силу. Этот опыт: создавать мощные опушки, чтобы ветер не врывался в лес, необходимо передать всем.

-Ваш сын тоже лесовод?

- Нет, у меня три дочери. И только самая младшенькая, которая пока учится в школе, интересуется моей работой. Надеюсь, пойдет по стопам отца.

Дай Бог - ей есть у кого поучиться. Тогда, возможно, через много лет и ее фотография украсит страницы "Белорусской лесной газеты".

Когда я разыскивала Владимира Алексеевича в Комлесхозе, мне сказали: "Узнаете его сразу - он приехал в форме с наградами на груди". Действительно, нашла сразу. На кителе - медали "За воинскую доблесть", за ликвидацию последствий Чернобыльской аварии и добросовестную работу. Теперь вот еще и нагрудный знак "Почетный лесовод" прибавился. По труду, как говорится, и честь.

Богдан МАЛИБОРСКИЙ: "У МЕНЯ ЕСТЬ СВОЕ МНЕНИЕ. И ОПРОВЕРГАЙТЕ ЕГО!"

-О том, что я представлен к награде, мне сообщили месяц назад. Но не из-за нее я сюда приехал, - ошарашил сразу Богдан Михайлович. А затем перешел к главному - тому, что волнует сейчас и волновало много лет назад. -Реформирование отрасли необходимо, как воздух, ведь еще сорок лет назад мы пошли не тем путем. После скачка стоимости энергоресурсов в Европе в начале семидесятых, когда шейхи подняли цены на нефть, европейская деревообработка начала питаться за счет отходов, благодаря которым вырабатывается электроэнергия. Мы же раздробили крупные предприятия, стали строить более мелкие, и в использовании отходов для энергоресурсов сильно отстали. Этим испортили два поколения лесоводов...

-А тогда вы понимали, что это ошибка?

-Пятнадцать лет проработав на стыке двух отраслей (занимался деревообработкой для лесного хозяйства), будучи главным инженером проектов, осмыслил ситуацию. Главное, за что я отвечал, - экономическую целесообразность проектов. Проанализировав, что делается на Западе, понял, что мы - в тупике. Гробим сразу две отрасли - и деревообработку, и лесное хозяйство. Поэтому я стал протестовать. В 1986 году, когда лесное хозяйство обязали построить шесть цехов столярно-строительных изделий, отказался их проектировать, писал бумаги, подключил прессу, дошел до Совмина и ЦК...

-Бунтарь?

-Да, меня из Совмина милиционер выгонял. Говорили, будто я не понимаю политику партии и правительства, а я отвечал, что для меня главное - технический расчет и логика развития двух отраслей. Объединять лесное хозяйство ни с какой другой отраслью нельзя!

Возьмите сельское хозяйство: там совершенно иной принцип. Если агроном видит результаты своего труда в течение одного года, то, соответственно, может работать в рыночных условиях. Деревообработчик сделал стул и продал его - тоже может работать в рынке. А лесовод - нет, он не увидит результаты своего труда. Мы сейчас используем то, что посадили три поколения назад.

Лесовод не может работать в рыночных условиях, он может работать только на профессионализме и порядочности - с верой в будущее. Поэтому и подбор кадров необходим более тщательный. На место лесничего подбирать трех-четырех хороших парней по местным деревням. За счет государства обучать их и потом из трех-четырех человек мы получим одного толкового специалиста. И отношение к ним должно быть, как при царе, обязательно понимание того, что это - элита, каста, они отвечают только за будущее лесов.

-Богдан Михайлович, а как же руководители отрасли отнеслись к вашей позиции?

-Со мной никто не хотел беседовать на эти темы, хотя работаю при четвертом руководителе. И Николай Константинович Крук - первый, кто сел и выслушал то, что я предлагаю. Сейчас считаю, что Комитет лесного хозяйства созрел для реформирования, но общество еще не полностью созрело.

Бычка и мясо мы не продадим на Запад, потому что в Ирландии он пасется круглый год. А вот выращенная древесина и изделия из нее будут пользоваться спросом во всем мире. Мы находимся в центре Европы, и наша - не громадная страна, где необходимо доставлять древесину за тысячу километров. У нас самое дальнее расстояние до железной дороги - 80 километров. Я думаю, что со временем еще 20-30 процентов низкобалльных земель выведут из оборота и посадят лес.

И в будущем при бедности природных ресурсов лес - основной ресурс. За счет чего живет нация? За счет двух факторов: природных ресурсов и интеллектуального потенциала.

-У нас есть и то, и другое. Почему же мы живем не лучше всех в мире?

-А потому что оглядываемся на других. Я никогда этого не делал: у меня всегда было свое мнение. И опровергайте его! Я всегда выступал против необдуманных поступков. Однажды, когда решили строить лесозавод за 15 миллионов долларов и "повесить" этот кредит на лесное хозяйство, я сказал, что это абсолютно неправильно.

К примеру, специалисты взялись проектировать Шкловскую фабрику - с использованием новейших технологий, все абсолютно современное. А стоимость древесины закладывают в три раза ниже, чем в Финляндии. И при этом говорят: "Так выгодно государству", а я отвечаю: "Нет, так выгодно только акционерам".

Если начнем строить современные заводы в системе лесного хозяйства, кажется, что это хорошо - будет сбыт своего сырья. Но это наши предприятия, и мы начнем их лоббировать за счет сырья. Тогда можем выйти на второй круг ошибок, но на совершенно ином уровне. Поэтому мир пошел по другому пути, резко отделив лесовода от всех потребителей древесины, и все стало на свои места.

-"Мухи отдельно, котлеты - отдельно"?

-Абсолютно. Я в этом убежден - другого пути нет. А продуктивность лесов мы сможем поднять раза в три, что потянет за собой и производительность лесозаготовителей. Так что здесь работы непочатый край, но делать ее нужно постепенно.

И в той программе реформирования, которая составлена в прошлом году, - неправильно заложены сроки выполнения. В 2008 году - переход на полное самофинансирование. А это - обвал. Необходим спокойный переход в течение 12--15 лет: сначала нужно реформировать деревообработку, а потом только лесное хозяйство.

Или же открыть экспорт сырья - тогда можно сразу переходить на самофинансирование. Но лучше всего потихоньку какие-то цеха реконструировать, какие-то закрывать. А деревообработчики пусть строят новые, современные.

-Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. И все же "если бы вовремя"...

-Мы опоздали, это можно было это сделать при развале Советского Союза. Если бы тогда поставили деревообработку на совершенно иной уровень, она развивалась бы сейчас, как в Прибалтике и Польше.

Поэтому дай Бог здоровья сегодняшнему руководителю лесного хозяйства - он начал долгожданное реформирование. Если его поддержат - все будет в порядке, а старый путь - тупик.

Хотелось бы, чтобы осмыслением того, что такое сырьевые ресурсы для Беларуси и для будущего, прониклись на всех уровнях. И все лесоводы должны вести эту работу: лесничий - на уровне сельского Совета, директор лесхоза - на уровне райисполкома, генеральный директор ПЛХО - на уровне облисполкома, Комитет лесного хозяйства - на уровне правительства. Тогда мы подготовим и все общество к реформе.

Фото Валерия КАРТУЛЯ.

Автор: Раиса МШАР

2013
Copyright © lesgazeta.info