Разделы
Актуально
В корне проблемы

Позади еще один год. Для лесного хозяйства страны он стал важным этапом к переходу

Искать, найти и ...

Идеи реформирования лесного хозяйства давно витали в умах лесоводов.

ООН рассчитывает на лесоводов

Публикации под рубрикой "Специально для "БЛГ", переданные из офиса ООН в Минске

Мужественный сын Кавказа

Листая альбомы Белорусского государственного архива кино-, фото-, фонодокументов, мы наткнулись на фотографию 30-летней давности.

Обновление

Для экономики Беларуси год был, наверно, самым трудным. Останавливались предприятия, замораживались стройки.

Приехали из Африки

Посетить эту примечательную во всех отношениях, "африканскую" ферму посоветовал директор Пружанского лесхоза Владимир Панасюк.

Мы - Логойщина!

Логойский район. Наша Швейцария, как патетично любят ее называть при всяком удобном случае.

Наши партнеры
Архив номеров

Мифы и реальность лесного хозяйства Беларуси

Важным показателем уровня развития лесного хозяйства является продуктивность лесовМифы - это созданные в нашем воображении представления, которые не согласуются с реальной действительностью. Отсюда мифическое, - значит, сказочное, вымышленное, не соответствующее реалиям жизни.

Примером может служить живучесть мифа, порожденного пропагандой недалекого прошлого, что лесное хозяйство Беларуси за годы советской власти достигло в своем развитии больших успехов. А если это так, то зачем тогда затевать какую-то перестройку, если мы и так "впереди Европы всей"?!

Сторонники этого мифа, как правило, ссылаются на значительное расширение площади лесного фонда в послевоенный период, повышение лесистости территории страны, заметный рост общего запаса древесины на корню, рост расходов на лесное хозяйство.

Эти показатели действительно впечатляют. За анализируемый период, например, площадь земель лесного фонда увеличилась в полтора раза и составляет сейчас 9247,5 тыс. га, а лесистость территории страны повысилась с 22,1 в 1950 г. до 37,8 % в 2001 г. Более чем втрое возрос общий запас древесины на корню, который, по данным последнего учета, превысил 1,3 млрд. м3. Этот период характеризовался также ростом затрат на охрану лесов и лесоуправление.

Однако, ссылаясь на эти показатели, мы не должны забывать, что они отражают экстенсивный рост и развитие отрасли. Это результат вовлечения в лесохозяйственное производство новых экономических ресурсов, использование которых не вызвало необходимых качественных изменений. Речь, по существу, идет лишь о расширении поля деятельности лесного хозяйства, о росте его производственной территории, который достигнут в результате облесения земель, ранее используемых в сельском хозяйстве. Увеличение затрат на лесное хозяйство также было связано с показателями экстенсивного роста.

Нельзя не отметить, что факторы экстенсивного роста и развития, безусловно, важны. С ростом лесистости территории, например, возрастает положительное влияние лесов на окружающую природную среду, повышается их водоохранно-защитная роль. Но при нормальном развитии экстенсивный рост, как правило, сопровождается его интенсификацией, повышением эффективности производства.

К сожалению, в лесном хозяйстве этого не произошло. Более того, ряд показателей интенсивного развития не только не улучшился, но даже снизился. За послевоенный период, например, заметно понизилась хозяйственная ценность лесов как источника качественного древесного сырья. Это проявилось в ухудшении породной и возрастной структуры лесов, в сокращении лесопользования с единицы лесопокрытой площади, в снижении эффективности затрат на лесное хозяйство. Так, доля лесопокрытой площади, приходящаяся на ценные хвойные породы - сосну и ель, - сократилась на 8,4 % и составляет сейчас лишь 60,5 % вместо оптимальной величины в 77,5 %, дуба и других твердолиственных - на 0,7 % и составляет ныне 4,0 % вместо 7,2 % по оптимуму. Зато почти вдвое возросла доля березы, которая составляет сейчас 21,3 % лесопокрытой площади вместо расчетного показателя в 5,7 %.

За послевоенные годы заметно ухудшилась возрастная структура лесов. На долю спелых древостоев приходится сейчас только 7,9% лесопокрытой площади, а следует иметь 17-18 %. И хотя этот процент лучше, чем 2,5 %, которые были в 1975 году, но все же он далек от оптимального. А ведь от наличия спелых лесов зависит размер расчетной лесосеки по главному лесопользованию.

Важным показателем уровня развития лесного хозяйства является продуктивность лесов - древесный запас и ежегодный прирост на единицу площади. Чем выше эти показатели, тем лучше используется потенциальное плодородие лесных почв, тем рентабельнее лесное хозяйство. Максимальную продуктивность древесной породы в конкретных условиях местопроизрастания, как известно, характеризует эталонный древостой. Разность между потенциальной (эталонной) продуктивностью и фактически достигнутой (модальной) характеризует степень совершенства лесохозяйственного производства. Как показывают данные последнего учета, потенциальное плодородие почв используется на 57-60%, а запас спелых древостоев составляет 210-220 м3/га вместо возможных 350. При ежегодном среднем изменении запаса в 28,2 млн. м3 общий объем лесопользования в 2003 г. составил 13,7 млн. м3, или 48,6% ежегодного прироста. А ведь при использовании 90 % ежегодного прироста (как это имеет место в Польше), мы могли бы заготавливать 25,4 млн. м3, или почти вдвое больше. Это цена упущенной выгоды, которая является следствием экстенсивного ведения лесного хозяйства в советский период, крупных недостатков в его организации. При этом не следует забывать, что расходы лесного хозяйства покрываются за счет собственных доходов лишь на 50-60 %. Недостающие средства на содержание лесхозов ассигнуются из небогатого республиканского бюджета. И это также следствие неэффективного лесного хозяйства, нарушения принципа постоянства, неистощимости и равномерности лесопользования в прошлом. И хотя в несбалансированность доходов и расходов лесного хозяйства вносит известный вклад произвол чиновников, нарушающих принципы ценообразования, все же главной причиной является неэффективная организация лесного хозяйства в советский период.

Таковы реальности лесного хозяйства. Они дают основания утверждать, что не все у нас благополучно. И чем скорее мы это осознаем, тем решительнее будет поворот к новым формам организации лесного хозяйства, основанным на принципах самоокупаемости и самофинансирования. Разумеется, этот процесс должен осуществляться в соответствии с мировыми тенденциями в этой области и с учетом лучших зарубежных образцов.

В этой связи нам, прежде всего, придется уяснить, что лесное хозяйство не заканчивается реализацией древесины на корню. Это лишь промежуточный этап процесса воспроизводства. Его завершающей стадией является рубка спелого леса, которая одновременно знаменует собой создание предпосылок для начала нового производственного цикла. Заготовка древесины в пределах ежегодной расчетной лесосеки - это уборка главного лесного урожая. И в этом смысле лесное хозяйство ничем не отличается от сельского, где готовой продукцией считается не рожь и пшеница на корню, а зерно в амбаре. В лесном хозяйстве - это заготовленная древесина на лесных складах, откуда производится ее реализация. И вопрос здесь не столько в том, кто ведет рубку леса, то есть уборку урожая, а в том, кто является собственником готовой лесопродукции, то есть имеет право на ее реализацию по свободно складывающимся рыночным ценам. В таком случае рынок дает сигнал лесоводам, какая древесная продукция ценится потребителем более высоко и находит полный сбыт, а какую производить экономически невыгодно. При реализации древесины на корню такого рода обратной связи нет, так как попенная плата поступает в местный бюджет, минуя расчетный счет лесхоза. Ее величина никакого влияния на экономическое благополучие предприятия не оказывает.

Лесхоз - это не учреждение, а комплексное коммерческое лесохозяйственное предприятие, в задачу которого входит не только выращивание древесины, но и ее заготовка в порядке главного и промежуточного лесопользования. Заготовленная древесина выступает в качестве основной продукции лесного хозяйства, которая реализуется по свободно складывающимся рыночным ценам с учетом ее качества, спроса и предложения. И только при этом условии лесхозы приобретают все атрибуты самостоятельных хозяйствующих субъектов, всецело отвечающих экономически за состояние и использование лесов. Правовой основой их деятельности становится Закон о предприятиях Республики Беларусь. А чтобы при этом у руководителей не появилось стремление решать сиюминутные проблемы хозяйства за счет нарушения правил лесопользования, в лесхозах должны действовать соответствующие сдерживающие начала и противовесы, которые закладываются в проектах организации и развития лесного хозяйства предприятия.

Таким образом, форма организации лесного хозяйства, сложившаяся в советский период, требует совершенствования. Как уже отмечалось, эта форма не ориентирует лесоводов на рост продуктивности лесов и повышение экономической эффективности лесного хозяйства. Такой тип хозяйствования в условиях рыночной экономики бесперспективен не только с экономической, но и с экологической точки зрения. Поэтому начатая постепенная перестройка основ организации лесного хозяйства вполне обоснована.

Следует отметить, что проводимые в последнее время преобразования пока еще не затронули всю систему экономических отношений в отрасли, но и они уже дают заметные положительные результаты. Прежде всего, это касается придания вновь лесхозам статуса предприятия и формирования в их составе специализированных лесозаготовительных подразделений, способных вести наряду с промежуточным и главное лесопользование. Судя по отчетным данным в 2003 году, объем лесозаготовок по всем видам рубок увеличился на 17,4 %, то есть более чем на 2 млн. м3 и составил 13,8 млн. м3. При этом лесхозы заметно расширили реализацию древесной продукции на внутреннем и внешнем рынках. На аукционах реализовано 1298,6 тыс. м3 при плане 950. Аукционная цена, как оказалось, была в 2,44 раза выше стартовой, что дало возможность получить более значительную сумму лесного дохода. По договорным ценам реализовано 4853,4 тыс. м3 древесины, что также способствовало росту доходности и самоокупаемости отрасли.

Дальнейшее развитие получило хозрасчетное лесопильно-деревообрабатывающее производство лесхозов. На 9,5 % увеличился объем его товарной продукции, который составил 153 млрд. руб.

Резко возросли темпы развития внешнеэкономической деятельности. Объем реализованной лесопродукции на экспорт увеличился на 25,2 % и достиг 44 млн. долл. США. Кроме этого, экспорт услуг повысился на 46,4 % и составил 395 тыс. американской валюты.

Положительное внешнеторговое сальдо оценивается в 42,8 млн. долл. США. Следует отметить, что в структуре экспорта лесопродукции почти половина приходится на балансовую древесину, которая на внутреннем рынке пока имеет ограниченный спрос. Доля пилопродукции составляет 47,2 % экспортных поставок. Рост по сравнению с 2002г. - 76,6 %.

Среди лесхозов, имеющих наиболее значительные успехи во внешнеторговой деятельности, - Кличевский и Воложинский лесхозы, которые перешагнули миллионный рубеж, а также близкие к ним по объему экспорта Могилевский (981,9 тыс. долл. США), Осиповичский (962,3), Сморгонский (927,9) и Столбцовский (835,5) лесхозы.

Доля экспорта товарной продукции по Брестскому ПЛХО составила 64,4 %, Витебскому - 49,9, Гомельскому - 49,3, Гродненскому - 57,9 %. Характерно, что при рентабельности продукции промышленного производств в 19,7 % показатели экспорта выше и составляют 33,4 %.

Все это характеризует постепенный поворот лесного хозяйства к рыночной форме организации. Но одновременно возникает необходимость более четко определить направления устойчивого развития лесохозяйственных предприятий на перспективу. Каким быть лесхозу - комплексным лесохозяйственным предприятием или лесокомбинатом?

По опыту Польши и ряда других европейских стран, производственный цикл в лесном хозяйстве завершается заготовкой древесины и ее поставкой потребителям. Что касается переработки древесного сырья, то это дело предприятий лесопромышленного комплекса, производственная структура которого должна соответствовать размерно-качественной характеристике поставляемого сырья. То есть перерабатываться должна не только крупномерная древесина -- пиловочник, фанерный и лыжный кряж и т.п., но и тонкомер. Однако это не означает, что в составе лесхозов не должно быть сравнительно небольших деревообрабатывающих цехов. Они вполне уместны, но их задача перерабатывать только ту древесину, которая в круглом виде не находит сбыта.

Это народнохозяйственный подход, и ему следует отдавать предпочтение. Что касается организации на базе лесхозов лесокомбинатов, способных наряду с лесовыращиванием и лесозаготовками перерабатывать древесное сырье на различные изделия, то их, очевидно, целесообразно создавать только в тех регионах, где нет деревообрабатывающих предприятий лесопромышленного комплекса. Иначе это породит ненужную межотраслевую конкуренцию, которая принесет народному хозяйству не пользу, а вред. Каждая отрасль в рамках разделения труда должна заниматься своим делом. В этой связи возникает вопрос о месте и перспективах развития леспромхозов, роль которых в недалеком прошлом была особенно значительной. Однако на данном этапе в связи с расширением функций Министерства лесного хозяйства их следовало бы передать в его ведение. Этим предприятиям следует придать лесотранспортный характер. Ведь доставка древесного сырья во двор потребителей является наиболее узким местом в развитии лесного комплекса страны. И решать эту проблему нам придется. Лесной сектор экономики должен быть всесторонне сбалансирован. Это и есть та самая структурная перестройка лесного комплекса, которая необходима для повышения его эффективности в условиях рыночных отношений.

Разумеется, такие вопросы должны решаться с учетом возможностей энергетического использования той части древесины, которая не находит технологического применения, а также задач, связанных с возрождением белорусской деревни. Полное освоение расчетной лесосеки в каждом лесничестве - это и новые рабочие места на селе в период, когда заканчивается наиболее напряженный сезон в сельском хозяйстве. Сочетание интересов этих двух отраслей - непременное условие их устойчивого экономического развития.

Автор: Анатолий ЯНУШКО, профессор

2013
Copyright © lesgazeta.info