Разделы
Актуально
В корне проблемы

Позади еще один год. Для лесного хозяйства страны он стал важным этапом к переходу

Искать, найти и ...

Идеи реформирования лесного хозяйства давно витали в умах лесоводов.

ООН рассчитывает на лесоводов

Публикации под рубрикой "Специально для "БЛГ", переданные из офиса ООН в Минске

Мужественный сын Кавказа

Листая альбомы Белорусского государственного архива кино-, фото-, фонодокументов, мы наткнулись на фотографию 30-летней давности.

Обновление

Для экономики Беларуси год был, наверно, самым трудным. Останавливались предприятия, замораживались стройки.

Приехали из Африки

Посетить эту примечательную во всех отношениях, "африканскую" ферму посоветовал директор Пружанского лесхоза Владимир Панасюк.

Мы - Логойщина!

Логойский район. Наша Швейцария, как патетично любят ее называть при всяком удобном случае.

Наши партнеры
Архив номеров

Годы, как чуткие струны...

Только тронешь их и - запоют. Может зазвучать радостная или героическая мелодия, а может и печальная, тоскливая или унылая. Когда же вспоминают боевые годы фронтовики, чаще всего слышится затаенная грусть. Именно на такой ноте и повел рассказ Н.Д. Антропов. Ему довелось многое пережить, многое испытать и увидеть.

Начал повествование с того самого памятного дня 15 июля, когда из родной деревни Захарино Новгородской области после начала войны его, девятнадцатилетнего парня, призвали в армию. Время было тревожное. Группа необстрелянных и необученных юношей попала под бомбежку. Николай впервые увидел, как не в бою, а на марше гибли люди, горели города и села. Не забыл, как грузились на баржу, как кружились "мессеры", поливая огнем плывущую ветхую "посудину", в которой бойцов было, как в бочке сельдей. Куда держали путь? Никто ничего не знал. К счастью, кое-как причалили к берегу. Высадились, немедля погрузились в вагоны - и эшелон помчался к Москве. Немножко подучились военному делу. В январе 1942 г. пехотинец рядовой Антропов шел в атаку.

- Не повезло мне, ранило, - говорит с сожалением Николай Дмитриевич и добавляет: - Подобрали санитары...

- Ты людям про Курскую битву расскажи, - слышится женский голос из соседней комнаты.

- Был и в этом огненном аду, не знаю, как живой остался. Мы, рядовые, не знали об огромных масштабах предстоящего сражения, но по количеству техники и людей догадывались: будет страшная битва. И она началась. Рядом со мной разорвался вражеский снаряд, сильно контузило, засыпало землей. Нашли совершенно случайно после боя: из-под песка торчал краешек моей плащ-палатки. Потерял слух, не мог говорить, ослабло зрение, да много и других ранений. Спасибо военным медикам - подняли на ноги.

После излечения Николай возвратился на фронт. До войны окончил семь классов, некоторое время работал бухгалтером, умел быстро считать и поэтому был назначен наводчиком миномета, а спустя некоторое время - командиром минометного расчета. Освобождал Хойники, Брагин, Наровлю... Форсировал Днепр, Вислу, прошел Польшу, потом І-й Украинский фронт.

- Второй раз ранило, выходили его, - опять послышался женский голос.

- Это жена, Александра Васильевна, болеет, инвалид I-й группы, парализована, почти четыре года прикована к постели, - заметив мой вопросительный взгляд, пояснил Николай Дмитриевич.

В приоткрытую дверь я увидел хозяйку дома. Она удобнее прислонилась к подушке и оживленно, с радостью, что ее не обошли вниманием, принялась вносить ясность, почему ей все известно о боевой жизни мужа.

- Когда освободили Новогрудчину, я из родной деревни Семково пошла в райвоенкомат и попросилась на фронт. Добровольно, никто меня не заставлял, не уговаривал. Была санитаркой. Медсанбат двигался за наступающими. Все видела: и кровь, и смерть, иногда стоны и крики раненых бойцов во сне слышу... Охо-хо! Нелегко было и нам, - ей тяжело вспоминать пережитое и поэтому говорит не спеша, с заметным волнением. - В городе Вроцлаве в нашем госпитале лежал Коля. Из всех раненых он был самый тяжелый. Медленно выздоравливал, но вскоре дело пошло на поправку. Приглянулся мне, да и он кидал взоры в мою сторону. Познакомились. Начали общаться. А тут и Победа! Ой, как мы радовались! Помню ночное небо. Оно озарилось тысячами трассирующих пуль. С коек подхватились раненые и кричали: "Ура!" Молоды мы были, о многом говорили, мечтали... В городе Познань - там после войны создали советское консульство - расписались и вот почти 60 лет вместе.

- Свадьба была?

- Что вы! Какая свадьба! Это сейчас по три-четыре дня беспробудно пьют и гуляют, а тогда не до этого было... Возвратились на мою родину.

Войну Антропов закончил в звании младшего лейтенанта. Был комсоргом батальона, полка. Уволился лейтенантом. Занимал различные должности, а после окончания Буда-Кошелевского лесотехникума возглавил Ловцовское, а затем Вселюбское лесничество. Всего в лесном хозяйстве проработал около 40 лет. О его добросовестном отношении к службе, достигнутых успехах говорит Почетная грамота Верховного Совета БССР. Такая награда давалась самым лучшим людям республики, далеко не каждому и не так часто. После инфаркта ушел на пенсию: сказались два ранения, три контузии.

Вырастили и воспитали трех сыновей. Дети не забывают родителей, навещают их и гордятся ими. А летом - внуки, правнуки приезжают, и стоит в доме шум, гам. Радость для фронтовиков, только успевай отвечать на их расспросы. Дедушка и бабушка увлекательно повествуют о боях-пожарищах, о друзьях-товарищах, при этом скромно о себе умалчивают, не говорят и о наградах, ведь не ради них сражались с фашистами.

А в этом мы убедились, когда в беседе они ни разу не обмолвились о том, какие имеют ордена и медали. Лишь листая семейный альбом, обратили внимание на фото Антропова во всех регалиях. Потом фотокорреспондент настоятельно попросил его показаться при полном параде. Николай Дмитриевич отлучился в соседнюю комнату и через пару минут вышел в пиджаке, в котором бывает в праздники, на встречах с молодежью.

Сверкали пять орденов и множество медалей: три Отечественной войны, Красной Звезды, а когда был лесничим, удостоился ордена Октябрьской Революции. Среди них очень важная и высокая для него награда - медаль "За отвагу".

У жены наград поменьше, но для нее, как она считает, самые ценные - это слова благодарности воинов, о которых она дни и ночи проявляла сестринскую заботу и внимание, стремясь быстрее поставить их в боевой строй. С таким же сердечным вниманием выходила и мужа, а теперь он за ней присматривает, поддерживает добрым словом, и часто в уединении они вспоминают фронтовую молодость.

2013
Copyright © lesgazeta.info