Разделы
Актуально
В корне проблемы

Позади еще один год. Для лесного хозяйства страны он стал важным этапом к переходу

Искать, найти и ...

Идеи реформирования лесного хозяйства давно витали в умах лесоводов.

ООН рассчитывает на лесоводов

Публикации под рубрикой "Специально для "БЛГ", переданные из офиса ООН в Минске

Мужественный сын Кавказа

Листая альбомы Белорусского государственного архива кино-, фото-, фонодокументов, мы наткнулись на фотографию 30-летней давности.

Обновление

Для экономики Беларуси год был, наверно, самым трудным. Останавливались предприятия, замораживались стройки.

Приехали из Африки

Посетить эту примечательную во всех отношениях, "африканскую" ферму посоветовал директор Пружанского лесхоза Владимир Панасюк.

Мы - Логойщина!

Логойский район. Наша Швейцария, как патетично любят ее называть при всяком удобном случае.

Наши партнеры
Архив номеров

Белорусскими болотами заинтересовались в ООН

Болото Журналисты сильно преувеличивают, когда называют белорусские болота легкими Европы. Главный "очиститель" воздуха на Земле все же мировой океан. А о торфяных болотах, в том числе и белорусских, ученые и практики в последние годы предпочитают говорить не только как об "очистителях" атмосферы, но и как о ее потенциальных загрязнителях. Сегодня нашими болотами заинтересовались не только белорусские ученые, но и представительство ООН в Беларуси, Глобальный экологический фонд. С их финансовой помощью ученые Академии наук, специалисты из всех заинтересованных ведомств, в том числе из Министерства лесного хозяйства, разработали отраслевую программу Минлесхоза, цель которой - вдохнуть в белорусские болота вторую жизнь. Разумеется, проект касается тех из них, которые - увы, не без помощи человека - уже деградировали.

Интерес европейских экологических организаций к белорусской проблеме не случаен, рассказывает научный руководитель проекта Александр Козулин. В Европе болота осушили лет 200-300 тому назад и сегодня восстановить их практически невозможно - торфяной слой выработан полностью, былое экологическое разнообразие осталось "лишь в песнях".

Другое дело - белорусские болота, которые осушили не так давно. Там еще сохранился "живой" торф, редкие виды растений и животных. По выражению известного исследователя "болотной проблемы" академика Николая Бамбалова, большинство из мелиорированных в Беларуси болот не умерли, а находятся в "угнетенном состоянии". Программа и создана для того, чтобы дать практикам обоснованные, выверенные наукой рекомендации, реабилитировать "угнетенные" торфяники, а где это возможно, восстановить их былое естество. Проще говоря, мы собираемся вернуть природе то, что когда-то у нее отобрали.

Вопрос, почему мы сначала зарывали деньги, чтобы осушать болота, а теперь зарываем, чтобы восстановить, тоже не из праздных. Но в отличие от некоторых ученых, академик Николай Бамбалов не склонен видеть в мелиорации, которая в свое время подавалась идеологами не иначе, как "стройка века", лишь отрицательные моменты. Для Беларуси, территория которой на 14,2 процента была покрыта огромными, непроходимыми болотами, мелиорация, считает академик, была благом. В Полесье люди практически жили на песчаных островах, на которых заниматься крупным сельским хозяйством было невозможно. Из деревни в деревню - только верхом. Дорог и электричества не было. Жители болели малярией и туберкулезом. Мелиорация, без преувеличения, возродила Полесье. Под осушаемые территории строились целые поселки, росли деревни, быстро отошли в прошлое болезни. Разумеется, говорит Николай Бамбалов, Бог не создавал болотные земли под пашню. Нужны были огромные средства, чтобы получить с них отдачу. Но это надо было сделать именно для людей.

Отрицательные моменты нашей мелиорации хорошо видны с аэрофотоснимков, которые показал Николай Бамбалов. С большой высоты земли в некоторых мелиорированных районах чем-то напоминают полупустыню. Там, где раньше сплошняком лежал торф, появились яркие белые проплешины - песчаные острова. По словам академика, проплешины год от года становятся все шире, и в ближайшие десятилетия процесс деградации торфяников станет серьезной проблемой, в первую очередь, для сельского хозяйства. Словом, мелиорацию мы проводили чуть ли не поголовно: и там, где надо, и там, где торфяные залежи были не слишком глубоки. При потребительском подходе к "стройке века" главное - вложить, а там посмотрим - земли быстро выработались, вести сельское хозяйство сегодня здесь слишком дорого.

Серьезные проблемы с некоторыми лесомелиоративными объектами возникли у работников Минлесхоза. Расчет при осушении делался на то, что лес на бывших болотах во всех случаях обязан давать приплод. Оказалось - совсем не обязательно. По словам научного руководителя проекта Александра Козулина, на так называемых "верховиках" вырастить хороший лес практически невозможно. Проведенная Минлесхозом инвентаризация мелиорированных территорий показала, что их значительная часть, особенно расположенная на верхних болотах, используется практически без эффекта. А там, где теоретический эффект может и быть, он сводится на нет пожарами. В последние годы в Беларуси происходит ежегодно от 2,5 до 12 тысяч торфяных пожаров. Причем, винить кого-то в этом трудно. Эти территории, по сути, - пороховые бочки, которые в засушливые годы возгораются сами по себе. Залповые выбросы углекислоты оцениваются в тысячи тонн. Да и на их тушение уходят колоссальные средства. Еще одна проблема - территории предприятий, на которых раньше добывался торф. После выработки эти земли отдавались под сельское хозяйство. Поняв, что выращивать здесь продукцию себе дороже, земли передали в ведение лесхозов. Но и у лесоводов эффект оказался крайне низким. По подсчетам специалистов, в республике около 400 тысяч гектаров проблемных, а по сути, испорченных болот, которые требуют срочной реабилитации. Более 100 тысяч гектаров принадлежат Минлесхозу. Разработанная программа - это точный план действий всех заинтересованных министерств и ведомств по возрождению и устойчивому использованию торфяных болот. Главное при ее разработке состояло в том, чтобы не повторять прежних ошибок. Прежде всего - это комплексный, научный подход, учитывающий не только экономику, но и экологию, отказ от идеи любой ценой "обуздать и покорить". Цена оказывается слишком высокой, говорит Александр Козулин.

Программа четко дает ответ, что и как надо делать на осушенных, но не дающих отдачу территориях. Следующий этап - разработка конкретных инженерных проектов, под которые Глобальный экологический фонд планирует выделить немалые деньги. Кстати, работники Минлесхоза приняли в разработке программы самое деятельное участие. Это ведомство, по словам Александра Козулина, оказалось самым заинтересованным в реабилитации болот. Люди здесь образованные, хозяйственные, а природу любят не только на словах, говорит он. Словом, теперь Минлесхоз вооружен самыми прогрессивными идеями и подходами. Если раньше, борясь с пожарами, в лесхозах лишь "глушили шлюзы", то теперь это будет делаться по конкретным инженерным проектам, на основе рекомендаций ученых. Вернуть болотам прежнее состояние с удивительным биологическим разнообразием вполне возможно.

Кстати, по инициативе Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, общества охраны птиц Беларуси, Глобальный экологический фонд и ПРООН планируют вложить деньги еще в один проект, в полной мере касающийся Министерства лесного хозяйства: по устойчивой хозяйственной деятельности в Полесье. К этому следует добавить большую программу по сертификации лесов. Это позволит не только беспрепятственно торговать с Западом древесиной, но и в полной мере сохранить нашу богатейшую природу.

Разумеется, пока рано говорить о присоединении Беларуси к Киотскому соглашению. Но когда это произойдет, мы вполне можем получать деньги от природы. Восстановленные болота тогда в полной мере можно будет отнести к "легким Европы". А за это в цивилизованном мире платят немалые деньги. Пока же наши "легкие" откровенно больны: осушенные и практически неиспользуемые болота разлагаются и выделяют в атмосферу сотни тысяч тонн углекислоты. Во время пожаров - значительно больше. По расчетам ученых, реабилитированные только в рамках программы болота (около 42 тысяч гектаров) начнут не выбрасывать углекислоту, а наоборот: абсорбировать ее, очищая атмосферу. А дышать чистым воздухом все-таки полезнее.

Автор: Владимир ЗОТОВ, "БЛГ"

2013
Copyright © lesgazeta.info